Скачать

Последний аккорд. В Новой Ладоге заколачивают дома-памятники. Правде в лицо. Нужно ли спасать ветхие деревянные здания?

14 марта, 8:07

Старые здания Новой Ладоги ждет расселение. 12 памятников архитектуры признаны аварийными.

Естественно, опасение за судьбу домов - когда их расселят. В одиночестве ветхие деревянные здания гибнут быстрее. А мечты о купеческой улице - не имеют финансовой подоплеки. Архангельский пример вдохновляет. Но там помогли меценаты, в области на призыв градозащитников к строительным компаниям - пока не откликнулся никто. Анастасия Щербакова прогулялась по Карла Маркса, бывшему Николаевскому проспекту и подумала - экскурсоводам, когда начнется сезон, здесь будет непросто.

Дом купца Белышева – расселен. Дом зажиточной купчихи Агаповой – заброшен, жилой дом с лавками и бытовым магазином – авариный. Проход опасен. Купеческие дома, потом коммунальные квартиры, а теперь – возможно, финальный аккорд их жизни.

Дмитрий Литвинов, активист движения «Живой город»:
- Сам факт, что их расселили – хорошо, но теперь им нужно искать новое использование. Потому что деревянный дом долго ждать не может. Каменный в руинах можно восстановить, то деревянный – каждый год – это фактически 50 процентов, что он погибнет.

- Расселенные дома в центре новой Ладоги забивают всем, чем придется. Это называется консервация. Опасаются прежде всего пожаров, ну и, конечно, мародёров. Но стоит зайти во двор, – окна, двери, - все открыто. Кто-то даже положил доски, чтобы было удобнее проникнуть внутрь.

На защиту исторического облика Новой Ладоги вступились китайский кожзам и ивановский трикотаж. В доме бывшей колбасной мастерской, теперь одевают местных женщин. Сами при этом, одеваются потеплее.

- Официально это здание тоже расселили. В магазине несколько раз били стекла. И чтобы спасти товар, а с ним и сам объект культурного наследия,   – далее тихо, полушопотом продавец открывает тайну антивандальной системы по-новоладожски.

- Повесили шторки. Чтоб люди думали, что там кто-то живет.
Идея со шторками пришла от городской администрации. Прямо напротив которой, к сожалению, дом, где занавески уже не спасут, да и местный бюджет не поможет.

Ольга Баранова, глава администрации Новоладожского городского поселения:

- Наш бюджет – 40 миллионов в год. На них нам надо дороги чистить и следить за городом. Пока спасти памятники финансово невозможно, надо спасти хотя бы людей. В нескольких Новоладожских объектах культурного наследия еще живут люди. И им совсем не до культуры.
ну вот так беру, руки поливаю. Зубы так же чищу. Если теплая – подогрею. Тепленькая водичка. Вода из колонки, туалет еще как при купцах… В баню по субботам, печку топить – два раза в день. Эстетика барачной жизни в историческом центре.

Илья Кузнецов, житель дома – «памятника»:

- 23 года мне сейчас. Вот столько и живу. Бабушка, царствие ей небесное. 40 лет ждала. Не дождалась. Сейчас вот мама стоит. Мы, вроде, первые, в очереди.

Когда этот дом расселят, обещают в ближайшее время - на вопрос - как его реставрировать - ответа, скорее, не будет. Износ - более 70%. Признан непригодным для проживания. Спасать такое- даже неспециалисту понятно, дело дорогое. Конкретный пример – в ближайшем пригороде Петербурга, Павловске – инвестор реставрировал деревянное здание 19 века. По сути, это оказалось архитектурной благотворительностью.

- Вот тут у нас деревянные наличники. тут все мы покрасили. это не сайдинг.

Этот дом - тоже региональный памятник. Был расселен еще в нулевые, подлежал сносу. Инвестор взял его у города в аренду, восстановил за свой счет- конекретные суммы. правда, не называют. Только то, что построить новый было бы раза в два дешевле. Но, главное, итог. - теперь в этом доме снова живут сотрудники компании, которая вложила в реставрацию деньги.

Юрий Полторацкий, руководитель строительного подразделения компании-инвестора:
- Частным инвесторам это невыгодно и неприбыльно. Это могут делать только те, кто хотят потратить деньги. И восстановление таких объектов оно убыточно. Если оно не имеет большой коммерческой рентабельности.

Деревянные улицы старинных городов - В Архангельске власти города договорились с предпринимателями. Вместе отреставрировали местный Арбат, улицу - "чумбаровку". До этого, она была очень похожа на ту, что умирает в Новой Ладоге . Теперь почти в каждом историческом здании – внизу магазины и рестораны. Наверху офисы. То же самое - и поближе к Ленобласти – в псковском Изборске. Туристические лавки и кафе реанимировали старинные дома. Но там были федеральные деньги.Кстати, и Изборск и Новая Ладога, включены в так называемое «Серебряное кольцо России». Куда поведут в Новой Ладоге туристов летом? Естественно на центральную улицу. И тут экскурсоводам придется попотеть, чтоб объяснить, что это памятник архитектуры и культурное наследие.

По словам главы региона, которого мы попросили прокомментировать - как ему видится судьба деревянной исторической застройки Новой Ладоги - в ближайшие два-три месяца завершится культурно-историческая экспертиза зданий, и тогда, сказал Александр Дрозденко, область примет решение, как действовать дальше.

Александр Дрозденко, губернатор Ленобласти:
- Дома, которые мы расселим, неслучайно - они в аварийном состоянии. Если бы они не были историческими, мы бы их снесли. В Новой Ладоге мы будем поступать следующим образом - те дома, которые пройдут культурно-историческую экспертизу, и она укажет, что мы их можем спасти, мы их будем восстанавливать. Там, где конструктив здания нарушен, мы будем обращаться в Минкульт с тем, чтобы их списывать, снимать охранный статус и сносить. Здесь мы должны подходить беспристрастно. Должно быть понимание у жителей - те люди, которые жили в ужасных условиях, мы им предоставим новое жилье - но сегодня оставлять эти дома нельзя.
Если дом будет предоставлять угрозу - нам проще принять непростое, мужественное решение, этот дом списать, как памятник архитектуры и его снести.

Как ни парадоксально, но снос исторического здания нередко - единственный честный способ развивать городское пространство. Музейщики в Тихвине заявляют о невозможности спасти дом собирателя русских летописей Якова Бердникова. Тоже памятник и тоже - давно обветшал. Два года назад здание расселили. Оставшись беспризорным, дом пережил пожар. И теперь, говорят краеведы, - правильнее его снести и воссоздать в прежних объемах.

ВЕРА БОНДАРЕВА, ЗАВЕДУЮЩАЯ ТИХВИНСКИМ КРАЕВЕДЧЕСКИМ МУЗЕЕМ:
- В 20 веке он неоднократно перестраивался. И если мы даже сравним фотографии, и фотографии начала 20 века. Изменился внешний вид, облик, кровля. Она была раньше четырехскатная. Сейчас, конечно она изменилась. Вы видите, что дом очень сильно пострадал от пожара, я думаю, что целесообразно было его снести и построить в новых объемах.

Впрочем, окончательное решение пока не принято. В Тихвине также, как и в Новой Ладоге, ждут решения историко-культурной экспертизы, от которого будет зависеть дальнейшая судьба дома.

Анастасия Щербакова, Виктор Туров, Елена Гортинская, Антон Пашукевич, Ленинградское время. Новая Ладога.